СУДЬБА ЧЕЛОВЕКА

6.11.2003

Людмила Матвеева
Многовековую историю Старой Купавны хранят документы центральных и местных архивов, книги, газетные материалы. Свой вклад в исследование истории посёлка внесли и местные краеведы. Среди них Григорий Алексеевич Журавлёв, которому 30 сентября 2003 года исполнилось бы 100 лет.
В 1990 году в фонд музея истории ОАО «ХФК АКРИХИН» поступила подборка публикаций Г.А. Журавлёва, переданная его дочерью Людмилой Григорьевной. В ней 867 статей и сообщений, печатавшихся в 1960-1970-е годы на страницах центральных газет и местной прессы. 148 публикаций посвящено истории завода «АКРИХИН», 131 – Купавинской фабрике, 132 – работе коллектива учителей и учащихся школы №22. Григорий Алексеевич рассказывал о Герое Советского Союза лётчике И.И. Назине и Почётном гражданине Купавны, учительнице С.А. Дьяконовой. Он интересовался культурной жизнью посёлка, историей местной печати, партийных и комсомольских организаций, деятельностью Совета Ногинского краеведческого музея и многим другим.
Около 20 лет Г.А. Журавлёв был нештатным корреспондентом газеты «Знамя коммунизма», поддерживал дружеские отношения с местными краеведами А.И. Смирновым и М.И. Эдемским, А.А. Куликовой. Каждую публикацию Григорий Алексеевич тщательно готовил в библиотеках и архивах. Его работы отличались широтой кругозора, знанием освещаемой проблемы, какой-то особой интеллигентностью. Изучением исторических материалов он начал заниматься ещё в 1930-е годы, краеведением Ногинского района - в 1960-1970-е годы. До приезда в Купавну Григорию Алексеевичу выпала доля пережить и испытать на себе трагическую судьбу «врага народа».
Григорий Алексеевич Журавлёв родился 30 сентября 1903 года в селе Коромысловка Симбирской губернии в крестьянской семье. В 1921 году вступил в комсомол, стал активно заниматься общественной работой. Избирался членом сельсовета, председателем комитета помощи голодающим детям. После окончания Совпартшколы в 1924 году работал политпросветорганизатором, секретарём волостного комитета комсомола, агитпропорганизатором волостного комитета партии, инспектором политпросветработы и заместителем заведующего районного отдела народного образования в городе Сызрани. В 1926 году стал коммунистом.
В 1931 году Григорий Алексеевич окончил двухгодичную Академию коммунистического воспитания имени Н.К. Крупской и в последующие годы выполнял работу инспектора-методиста по вузам и техникумам. В Иркутской области, преподавал историю ВКП(б) в институте Совпартстроительства, заведовал школьным сектором Красноярского крайоно, по совместительству был заместителем начальника Военной цензуры, начальником Читинского обллита, осуществлявшего «политико-идеологическую и военно-политическую цензуру за всеми публикациями Восточно-Сибирского края».
Г.А. Журавлёв очень любил свою беспокойную работу, изучал историю края по архивным документам, давал объективные оценки происходившим событиям, которые не всегда совпадали с официальными. И это не прошло даром.
Первый арест произошёл в октябре 1935 года. В защиту мужа очень активно выступила жена Антонина Георгиевна, написавшая жалобу в Верховный Суд РСФСР. В январе 1936 года за отсутствием состава преступления суд вынес Журавлёву оправдательное определение, и Григорий Алексеевич вернулся к любимой работе. Снова читал лекции по истории партии для партактива Красноярского крайкома партии.
В ноябре 1937 года номер гостиницы, в котором жили Журавлёвы, был подвергнут обыску. 9 ноября Григория Алексеевича арестовали второй раз, обвинив его в троцкизме и контрреволюционной деятельности. В течение 8 месяцев шесть следователей в Красноярской тюрьме добивались от него признаний в преступлениях, которые он никогда не совершал. Ничего не добившись, следователи собрали материал, о якобы политической неблагонадёжности арестованного и отправили его в Москву. 2 июля 1938 года Особое совещание при НКВД вынесло решение: «Бывшего члена ВКП(б) Журавлёва Г.А. за контрреволюционную деятельность заключить в ИТЛ сроком на 8 лет».
Во время этапа ему удалось написать письмо на клочке хлопчатобумажной ткани и выбросить его из окна вагона поезда. Письмо переслали жене. Григорий Алексеевич был сильно истощён и весил всего 48 кг. С августа 1938 года до сентября 1946 года он находился на Колыме: работал чернорабочим, откатчиком руды на шахтах, забойщиком, рабочим на строительстве Колымской ГЭС и трассы Магадан-Алдан. Несправедливое обвинение он переживал очень остро и продолжал бороться за своё честное имя. Несколько раз подавал заявления в центральные партийные и советские органы с надеждой, что с него снимут необоснованное обвинение, но этого не произошло. Больше того, он стал замечать, что после каждого обращения с письмом, к нему стали применять более строгий режим.
В октябре 1946 года срок заключения закончился. Григорий Алексеевич получил паспорт, но переехать в центральный район ему не разрешили. И снова жена помогала мужу. Как когда-то жёны декабристов ехали к своим мужьям в Сибирь, так Антонина Георгиевна, инженер-металлург по специальности, приехала на Колыму, чтобы быть рядом с мужем. В Купавну, к дочери Людмиле, супруги смогли переехать только когда Григорию Алексеевичу исполнилось 55 лет. Людмила Григорьевна после окончания института работала инженером проектного отдела завода «Акрихин». В 1955 году Григорий Алексеевич был реабилитирован и восстановлен в партии.
Журавлёвы получили в Купавне квартиру, и у Григория Алексеевича снова появилась возможность читать лекции, проводить беседы, готовить публикации для газет, заниматься вопросами краеведения. Однако, пережитое оставило в его жизни глубокий след. До конца своих дней он вёл дневник, в котором записывал всё, что было сделано за день. Дневник хранится в музее истории «Акрихин». Своим близким Журавлёв говорил, что чувствует за собой постоянную слежку.
Григорий Алексеевич ушёл из жизни в конце апреля 1980 года. Большую помощь семье в похоронах оказал директор Купавинской фабрики В.Д. Ерофеев. Похоронен Г.А. Журавлёв на старом купавинском кладбище. На его могиле установлен памятник, на котором, кроме обычных сведений об умершем, выбиты слова: «В память тех, кто навсегда остался в вечной мерзлоте. 1937 год», ставший первым в Купавне памятником всех репрессированных в 1930-е годы.