АКРИХИНОВЦЫ - ФРОНТУ. Бутылки лета сорок первого...

14.4.2012

Бутылки из-под лимонада
В тот год, в тот самый сорок первый.
Перешумели канонаду,
Сожгли фашистский натиск первый


Борис Слуцкий

С первых же дней начавшейся войны перед заводчанами встал вопрос: как помочь фронту? Фронт нуждался в боеприпасах. Они требовались ежедневно и в больших количествах. 9 июля 1941 года в кабинете директора А.Г. Натрадзе проходило совещание инженеров, технологов, химиков. Александр Григорьевич поставил задачу: «На заводе нужно срочно организовать производство боеприпасов на основе заводского оборудования и сырья. Рецепта нет. Инженерам-химикам думать, искать, работать. Сегодня в пробирке, через неделю - в аппарате...»

Через несколько дней ночью Москва вызвала директора «Акрихина» в обком партии. Его ознакомили с ситуацией, сложившейся на одном из московских заводов, где пытались организовать производство горючей смеси. Произошло загорание и гибель людей. Произошла большая демаскировка города. Огнеопасное производство необходимо было вывести за черту столицы. Выбор пал на «Акрихин».

Утром, ознакомившись с технологией и оборудованием производства горючей смеси. Александр Григорьевич из Москвы передал на завод распоряжение о срочном монтаже оборудования для нового производства. Чертежей на бумаге не существовало. Механики выполняли их мелом на доске. Слесари уточняли размеры и вели монтаж, который продолжался беспрерывно 72 часа. Рабочие домой не уходили, отдыхали по очереди. Руководили монтажом главный механик завода С.С. Лебедь и главный инженер В.Д. Загородних. Возглавил новое производство в цехе № 15 А.В. Савицкий, механиком цеха был Г.Л. Турянский.

«Времени для тщательного изучения методики получения продукта и проектирования производства не было. На территории завода уже стояли грузовые машины, присланные за горючей смесью со Смоленского фронта. Основным документом для организации производства была очень слабо отработанная методика, которую дополняли большой производственный опыт и знания инженерно-технических работников во главе с директором завода. Всем было ясно, что надо сделать почти невозможное, и оно, «невозможное», было сделано. Через трое суток после начала монтажа на Смоленский фронт отправили бутылки с горючей смесью «КС», - рассказывал сменный инженер С.Г. Барашков.

Для предотвращения загорания процесс вели под водой. В целях безопасности напротив выходной двери выкопали большой ров и заполнили его водой. Загоревшийся человек при выходе из цеха мог сразу окунуться в воду. Такое решение проблемы безопасности оказалось оптимальным. Случаи загорания происходили, но ни один из рабочих не получил серьезных ожогов. К проведению первых операций готовились особенно тщательно. А.В. Савицкий, начальник цеха № 15, рассказывал так: «К аппаратам поставили лучших аппаратчиков, среди которых были А.Д. Коньков, В.В. Булин. Руководили сменами В.Д. Бахтинов, СТ. Барашков. П.Ф. Саватеев... Рабочие одеты в асбестовые костюмы с капюшонами, в противогазах и резиновых сапогах. Загрузка угля - самая неприятная и опасная операция. Ее нужно провести за секунды и без доступа воздуха в аппарат. Первые операции прошли благополучно. Продукт разлит в бутылки. Военные представители проверяют его качество. Бросок бутылки о стенку старого стального аппарата, мгновение - и буря пламени бушует на его поверхности. Зрелище вызывает возглас одобрения присутствующих».

За успешный монтаж оборудования для производства горючей смеси «КС» в начале августа 1941 года знаком «Отличнику здравоохранения» были награждены главный инженер В.Д. Загородних, главный механик С.С. Лебедь, начальник смены С.Г. Барашков, слесари В.В. Булин и А.Г. Евсиков, сварщик А.С. Шапоренко. Этим скромным знаком, как большой наградой, гордились акрихиновцы до конца своей жизни.

В цехах № 21 и 30 фасовали горючую смесь, поступающую из цеха № 15 и с Чернореченского химзавода. В сутки фасовали не менее 450 ящиков. Ночью с завода уходило 50 машин с «гостинцами» для фашистов. Жидкость разливали в обычные стеклянные бутылки и металлические шары. На фасовке работали женщины и подростки. В их числе были: А.П. Петрова, А.П. Дорожкина, А.Т. Маслова, И.Ф. Афанасьева, Е.М. Логачева, В.П. Суслова, Е.Д. Орлова. А.С. Шорникова, Е.П. Силантьева, А.А. Кузина и многие другие. Осенью 1941 года, когда враг находился у стен столицы, помогали взрослым фасовать горючую смесь и учащиеся школы № 27.

Все организационные работы проводились с помощью парторга В.П. Лабзина. Военным представителем и консультантом был инженер-майор В.П. Буданов.

В феврале 1942 года трудовой подвиг организаторов производства горючей смеси «КС» был отмечен правительственными наградами: директор завода А.Г. Натрадзе награжден орденом «Знак Почета», начальник цеха А.В. Савицкий - медалью «За трудовую доблесть», аппаратчик А.Д. Коньков - медалью «За трудовое отличие». В 1944 году за производство военной продукции и медикаментов для фронта и тыла медалью «За оборону Москвы» награждено 222 акрихиновца. Высокая оценка труда работников завода «Акрихин» не была случайностью. Снарядов не хватало. Артиллеристам, оборонявшим Москву, установили жесткий паек - два выстрела на ствол. «Зажигательная бутылка в руках смелого бойца - грозное оружие для неприятельского танка»,- писала в 1941 году газета «Правда». Каждому ополченцу, уходящему в бой, выдавали по две гранаты и по бутылке горючей смеси (а надо бы по две). Позднее маршал И.С. Конев скажет: «...Мин, как и противотанковой артиллерии, у нас в те дни было в обрез, и главную надежду мы возлагали на бутылки с горючей смесью...» «Коварной смесью» называли горючую смесь фронтовики, «коктейлем смерти» назвал ее противник.


Источник: "Живи АКРИХИН", 1996г.