Письмо Кэт
03-Apr-2009
 
 
 
 
   
Ваши публикации:
- Кому живется весело?
- Спорту в Старой Купавне не выжить?
- Дайте Старой Купавне чистую воду!
- Предполагаемые кандидаты
- График приема депутатов
- Диалог со свидетелями истории
- Позаботимся о чистоте
- Письмо Кэт
- От всего сердца
- График приема депутатов
- На повестке дня у депутатов
- Поселения стали самостоятельными...
- График приема депутатов
- Не повод для злословия!
- Подвальная история
- Письмо депутату
- Экологическая катастрофа не за горами или Здравствуйте, я ваш карась!
- Ау, депутаты...
- С буденовкой по жизни



Очистка и уборка кровли крыши от снега очистка кровли от снега.

Здравствуй, Катенька!

Надо было, конечно, сразу тебе написать про наши фестивальные дела, чтобы ты не вылавливала сведения случайными крохами, с недомолвками, а то и, напротив, преувеличенными и перевранными. Кать, я тебе сейчас все подробно опишу, что творилось и творится по сей день, так сказать, из первых рук, а ты сама реши, какой ход этому давать.
Началось все еще глубокой зимой. То ли погода так подействовала, то ли общая неустроенность, но в группе у нас начали расти и шириться упаднические настроения. Вернейшее средство против этого раздрая – либо концерт, либо много концертов, либо какая еще объединяющая идея. Поскольку с приглашениями нас куда-либо дела обстояли просто швах, решено было замутить концерт самим. Но сольный наш концерт – это как-то слишком претенциозно, да и малоинтересно. Хорошо, давайте сделаем большой сборный концерт. И тут парни воодушевились и – понеслось! А зачем просто концерт, давайте целый фестиваль! Точно! Да с гостями! Да с прессой! Да с сувенирами! С рекламой! Ага! Звук шикарный притащим, свет и все такое! (Ты же должна помнить, Катюша, как мы в День города на стадионе жахнули! Вся нервотрепка тогдашняя как-то уже и сгладилась в памяти, а вот эйфория еще теплилась.) А где делать будем? Да здесь же, где и репетируем, чего далеко бродить. А когда? Ну давайте прикинем… И так, и эдак – лучше весенних каникул даты не подобрать. Всем удобно. И девиз тот же от пыли отряхнем. РЕШЕНО. Впрягаемся. Дело за малым – уговорить директора ДК "Акрихин" Седову Л.А. Мы вроде бы никогда с ней не конфликтовали, стало быть, особых проблем с этим не возникало.
Договариваемся с фирмой-прокатчиком аппаратуры и начинаем "вылавливать" директора. Катя, поверь, это нелегко. Все мы люди взрослые, работаем допоздна, но допоздна не работает директор. В выходные, кстати, тоже. Но (чудо!) 8 февраля я совершенно случайно натыкаюсь на директора в ДК. И сразу к ней: "Людмилксевна, уделите минутку? Разговор есть. – Да пожалуйста. О чем?
- Да вот, надумали мы с другими местными группами концерт сыграть в ДК, гостей пригласить, на них посмотреть, себя показать… Вы как на это?
- Когда хотите-то?
- Нам удобнее всего было бы 28 марта.
- Договаривайтесь с Шиляевой.
- А кто это?
- Елена Викторовна, худрук.
-Но вы же ДИРЕКТОР! Хотелось бы для начала вашим согласием заручиться.
- Когда? 28-го? Посмотрим… Та-ак… Ага… "Звездочки" 29-го… А где? В данс-холле? Но там же, э-э-э… слегка подкапывает сверху… Пустяки? А аппаратура? Своя? И звук, и свет? (а я все киваю и угукаю – наверно, таким олигофреном выглядел!) Ну, что ж, давайте. У меня этот день свободен, тем более что данс-холл, так что я не против, детали тогда уж с Шиляевой обговорите…
Но я уже не слушал. Я снаружи смачно так шептал "Есс!!!"
Этот момент можно считать началом длительной и знуряющей эпопеи.

18 февраля мне удается вырвать на работе пару часов для утряски дел в ДК. Иду сначала к Седовой – за подтверждением. Она начинает юлить, ни да, ни нет, все вопросы к Шиляевой. Между словом так влегкую намекает, что сама ничего решить не может без боязни получить по тыкве от Баранникова (это и.о. нашего мера).
Иду к Шиляевой. Та делает большие глаза (кстати, неискренне, но впечатляюще), как будто меня видит впервые, а про концерт вообще ни сном, ни духом. Завожу свою волынку сначала и потихоньку сатанею. Опять те же вопросы, те же ответы, другие вопросы, опять те же вопросы – по нескольку раз… Я терпелив, Катя, и  уравновешен. Если вскипаю, то даже пара не видно. Объясняю, рассказываю, разжевываю, втолковываю. Все вроде бы понятно. Она ответствует: 28-го никак невозможно, потому что 29-го "Звездочки". Какая связь? Я буду занята подготовкой, вы меня не поймаете. Да никто и не собирается! У нас все подготовлено, организовано и отлажено. Дайте "добро" и все! Не могу. Седова должна разрешить. - Она разрешила!!! – Уточните еще раз. - Она отправляет к вам, решать с вами. – Не знаю, не знаю. И по аппаратуре… У нас все есть, не надо ничего привозить.(!)
Я пытаюсь максимально вежливо, тактично и доходчиво разъяснить, что то, что у них есть, годится только для озвучки квартирной вечеринки. Без толку. В конце концов, меня направляют решать технические вопросы к Белянкину В.Г. (отв. за культмассовый сектор). И тот мне уже приватно рассказывает, что аппарат не позволят привезти, чтобы я не задирал планку качества и можно было бы потом и дальше везде плакаться, какие мы бедные и выцыганивать деньги. И вообще – ни мне, ни "Симфонии Стикса" делать в ДК ничего не дадут, потому что (внимание!) мы из враждебного Седовой политического лагеря! Каково?! Катюш, ты нас знаешь много лет, АПОЛИТИЧНЕЕ нас только морские черепахи! Да мы всю жизнь восемью ногами бежали и от политики, и от прочих закулисно-подковерных игрищ.
Вечером того же дня был разговор с Илюшей Горбуновым, певцом группы “ArtRain”. Тот тоже пытался умилостивить Седову, но получил вежливый, но категоричный отлуп. Если подробнее, то Седова поставила неафишируемое условие: "Или делаем по-нашему, или никак". А по-ихнему, это сдвинутые шесть столов, изображающие сцену, четыре комнатных колонки, прикидывающиеся звуковыми порталами, стробоскоп, обеспечивающий световое шоу и дирижер хорового кружка, убежденный в том, что он профессиональный звукорежиссер. И никакой охраны. И музыканты-участники, располагающиеся (готовящиеся, переодевающиеся, настраивающиеся) прямо в зале на танцполе. И ближайшее пиво - в "Магните". И все это - В МАЕ.
Ну, не получается в ДК, что, это нас остановит? "Симфония Стикса" - это ж такой бронепоезд, его тяжело сдвинуть, но уж если обороты набрал, то все. Тормоза не помогут.
После того, как Седова завернула нас из ДК - не впрямую, а просто поставив в неприемлемые условия - мы обратились к капиталистам.  Прикинули, где есть более-менее приличная площадка (ДК "Купавна", по причине его аварийности и распродажности мы отмели сразу), сошлись на том, что в ДЮСШ вполне прилично, созвонились и встретились с директорами клуба "Навигатор", они в восторге от идеи, нас устраивают условия, мы получили полный респект и запустили рекламу и всю техподготовку. Я, на всякий случай, позвонил в Ногинск в Отдел по делам молодежи своей знакомой, проинформировал, заручился поддержкой. Все идет как по маслу: сайты греются, флаера с афишами печатаются и раздаются (только в Ногинске и Обухово было затребовано ок. 800 флаеров и 200 с лишним афиш), музыканты усердно оттачивают программы. Тут звонит мне Горбунов ("Артрейн") и плачет: спасите от произвола Седовой! Она запрещает играть на фесте, потому что там будет агитация за Сухина! Ладно. 04.03 я еду в Ногинск, в Отдел по делам молодежи со всеми полагающимися документами, заявлением о проведении, ходатайством о поддержке, списками оргкомитета и участников, ну, все, что положено, никого не застаю, оставляю бумаги у секретарши, еще раз еду 10.03, заручаюсь их полной поддержкой и содействием. Вечером того же дня коммерческий директор "Навигатора" Ирина Федорина делится со мной очень вовремя дошедшими до нее слухами, что на прошлогоднем "нашем" фестивале "Рок против наркотиков" в ДК "Акрихин" пьяные и укуренные подростки разнесли вдребезги пол-ДК. Оправдываться, что тот фестиваль НЕ МЫ организовывали, НЕ МЫ проводили и НЕ МЫ отвечали за порядок и безопасность, было смешно, нелепо и бессмысленно, хотя я и пытался. Но "Навигатор" ни от чего не отказывается, только просит гарантировать возмещение возможных убытков.
Тем временем Горбунов жалуется уже с подвывом: "Мы под угрозой выселения!!! Саша, спаси! Успокой взбесившуюся фурию!". Хорошо. Мы пишем всей "Симфонией" гарантийное письмо Седовой о том, что на нашем фесте не будет никакой политической или коммерческой агитации, пропаганды и прочей рекламы и 17.03 вручаем ей (наряду с устными заверениями), со всеми нашими подписями, и с остальными официальными бумагами по фесту (кроме бюджета, разумеется).
На следующий день, 18.03, Седова звонит Пикалову В.Ф. (это зам. и.о. мера) и очень трогательно поет, что, ты знаешь, Вова, у тебя в городе социальная акция намечается на 500 людей, половина из которых наркоманы, а другая просто шпана, ну и в том же духе 20 мин рыданий. Где? Когда? Кто? Кто разрешил? Кто главный? Вот там, тогда, и такие вот люди. Как?! Что такое?!?!
Совершенно случайно в это время, на протяжении всего разговора, в кабинете у Пикалова по абсолютно другому поводу присутствует депутат Л.А.Ширшикова, отвечающая в нашем совете депутатов за культурно-просветительскую работу с молодежью. Пикалов к ней: Люда, что у вас тут происходит??? Ты вообще в курсе? -Да, в курсе с самого начала. Собрались ребята поиграть, что дикого? -Да ты что?!?! Это же АКЦИЯ! на 1000 человек! А-а-а-а!!!!! Немедленно следует звонок в "Навигатор". Что там у вас за контрреволюция? Какой Фестиваль? Кто делает? Где договор? Кто спонсирует? КТО СПОНСИРУЕТ??? а проверок не боитесь? Как там с охраной? Все ли несудимы и лицензированы? А как насчет вместимости, милиционерности, скоройпомогайности и, наверно, пожаропроверяйности?.. А то? А се?
"Навигатор" звонит мне и все отменяет нафиг. Я в кататонии. Ширшикова в это время бьет во все набаты, поднимает по тревоге Сухина И.В. и Виноградова В.В. (это зам Лаптева по культуре), и вот тут-то начинается самая забавная свистопляска. Как известно, дурная помощь - хуже вредительства. Дурная, в данном случае, - нескоординированная и неконсолидированная. Виноградов говорит: переносите фест на апрель, я буду давить на Навигатор, Седову и Пикалова, а если понадобится - найду вам любую другую площадку в районе. Но для официозного решения вопроса нужно время, поэтому ничего не отменяйте, но перенесите на апрель, все условия остаются ваши, и оргкомитет, и участники, и цены и даже флаера будут действительны, только, правда, с нехорошим словом на обороте. Окей, сделано. Реклама приостановлена, информация о переносе дадена куда надо.
У Сухина же сфера интересов - Купавна. Он 22 марта встречается со мной и говорит: на фиг отдавать нами же организованный праздник куда-то еще, будем делать в Купавне, в Навигаторе и тогда, когда хотели. Че я, веса не имею, что ли? Отлично, только Навигатор уже взял на этот день банкет, дату я мягко перенес (не переносить же снова?!) и вообще уже из бюджета вывалился. Фигня, грит, твой бюджет, поможем. Если не в "Навигаторе", тогда - дожмем Седову и все-таки бабахнем в ДК. Договариваемся назавтра встретиться в администрации всем заинтересованным сторонам.
Пока вроде бы все неплохо, да, Кать? Гораздо хуже, чем планировалось, но небезнадежно. Далее – полный ситком.
На следующий день, 23.03, Сухин с утра по телефону уточняет с болеющей Седовой дату. Уговорились на 12.04. Все? Все. Точно? Точно. Люда, уточни еще раз. Проверь. Все, столбим этот день. Чуть позже, в кабинете Пикалова, объясняем уже ему, ЧТО это за мероприятие, кто его делает, когда, где, и на каких условиях. Пикалов соглашается, но просит оставить официальное обращение. Отлично! Сей момент! Я с Ширшиковой, признанной докой в бюрократическом крючкотворстве, в течение нескольких часов составляем наираскрасивейшую бумагу, которую я сразу же несу в мэрию. Отдаю в секретариат. На копию – штампик. Заглядываю в кабинет Пикалова – типа, сообщить. Наблюдаю там болеющую Седову, что-то нежно шепчущую ему на ухо. Говорю Пикалову: бумаги у секретаря. Какие бумаги? По фестивалю. Какому фестивалю? ОПЯТЬ??? – это уже я, но молча. Седова: Какому фестивалю? Пикалов: у вас, Людмила Алексеевна, в ДК. И тут Седова, предвидя назревающую драчку властных понтов, включает имбицильный генератор на всю катушку, прикидывается кампучийкой, от всего открещивается, делает вид, что нич-че не понимает, наигранно пытается выяснить подробности, потом от всего отказывается, временно поселяется в кабинете Пикалова и всячески мелко шкодит.
Узнав про этот цирк с клоунадой, босс MUSIC HAMMERа, фирмы, в которой мы арендуем звук и свет, говорит: На Фиг! Парни, при всем моем уважении лично к вам и сопереживании вашему делу, я от вашей ... могу ждать уже любой подставы, любой провокации и любой диверсии. А рисковать аппаратурой стоимостью в сотню тыщ грина мне как-то неуютно. Поэтому куда угодно, на любую площадку аппарат я дам, ТОЛЬКО НЕ в ДК "Акрихин". Ни за какие деньги. В среду по нашему поводу должно было состояться заседание совета депутатов. Не знаю, чем кончилось. Я уже давно утратил контроль над ситуацией, а теперь уже начинаю терять и саму нить событий. Хорошо еще, если меня кто-то из персонажей ставит в известность о том, что происходит.
Через неделю, 31 марта, наконец-то выгрызаю из администрации ответ на свой запрос. Официальный документ. Составленный государственными чиновниками. В 2009 году. Это даже не смешно. Я тебе покажу при случае. Описывать своими словами – это убить эффект. Все, кто его видел (а видели многие), реагировали по-разному, но всякий раз очень бурно. И возмущение – самая мягкая реакция.
Ширшикова сразу отправляет ЭТО факсом в Ногинск. Я на следующий день созваниваюсь с Виноградовым. Он обещает приехать в Купавну и разбираться на месте со всеми. Теперь ждем выхода Виноградова, либо вдруг Сухин где-то купит хороший туровый комплект, и мы уже вообще обретаем полный суверенитет.

Катя, я не стану     описывать свое отношение к происходящему, иначе послание будет раза в четыре длиннее. Это – сухие голые факты.

Если появятся новости, Катюш, я тебе напишу. И ты тоже, если вдруг узнаешь что-нибудь раньше меня (а я уже не исключаю и такого), посигналь как-нибудь.

А.

(стилистика письма соблюдена)

Старая Купавна